Вы здесь

Зигальга

Авторские права защищены (зарегистрировано в реестре № 2-678)

Никакая часть данного произведения не может быть воспроизведена и использована в коммерческих целях (в том числе и рекламы турпродукта) без разрешения автора.

Никакая часть данного произведения не может служить руководством к действию. Содержание носит справочно-консультационный характер.

Мнение автора может не совпадать с мнением читателя.

 

Глава из справочника-путеводителя «К вершинам Южного Урала».

Введение
Тысячники хребта Зигальга
Северная Зигальга
Из Тюлюка на Поперечную
По ущелью елги Евлахта
Средняя Зигальга
Большой Каменный Ручей
Болото Чёртов Дол и Большой Пасынок
Вершины
Долина Юрюзани и деревня Александровка
Шелома
С Верхнего Катава к Шелому. Двойниши
С Александровки, станции Машак на Шелома
Заключение
Дополнения
Местные орографические и гидронимические термины
Топонимы
Старинные топонимы
Использована информация из источников:

Справочник, в первом томе которого собраны сведения преимущественно о горах Башкирии. Книга предлагается любителям путешествий по южноуральским горам. В ней содержатся сведения о большинстве вершин, выше 1000 метров над уровнем моря, описание южноуральских хребтов, а также интересных ландшафтных объектов, находящихся в округе, как то: скал, урочищ, рек и даже болот. Прописаны подходы к этим интересным туристским объектам. Много исторических сведений о населённых пунктах, лежащих у подножия этих гор, откуда, собственно, и возможно начинать свои путешествия по этому краю. Немало места посвящено происхождению географических названий многих вершин и хребтов. В работе над книгой автором учтён собственный опыт более чем тридцатилетних краеведческих исследований и путешествий по южноуральскому горному краю.

Материалом удобно пользоваться имея под рукой карты N-40-046, N-40-057, N-40-058

Введение

Зигальга – один из самых значимых и, пожалуй, один из самых красивых хребтов Южного Урала. А также один из самых высоких. Средняя высота его вершин составляет 1258 метров, что можно считать самым высоким показателем среди южноуральских хребтов. Длина хребта – около 40 км. Зигальга – часть южноуральской «горной цепи», протянувшейся с юго-запада на северо-восток и орографически состоящая из хребтов Юрматау, Караташ, Нары, Зигальга, Нургуш. От остальных звеньев этой «цепи» Зигальга отделена реками Катав и Юрюзань.

На хребте представлены все возможные на Южном Урале разновидности горного ландшафта – высокие, покрытые каменными россыпями «кабаны», обширные тундровые и можевелово-каменистые плато, вершины в виде скальных останцев, заболоченные лесистые плато и огромные горные болота, дремучие ущелья, отроги-пасынки и параллельные основному хребту гряды и т. д.

Название «Зигальга» до сих пор не расшифровано. А. К. Матвеев, известный учёный и автор книги «Вершины Каменного Пояса» отмечает, что слово «зигальга» -татаризированная форма башкирского слова «егэлге». Русские исследователи 18-го века знали этот хребет под именами Джигалга, Джигалгя или Джигала, Егалга, Джигалга, Джигальга, Джигялга. Учёный того времени Георги отметил, что название Джигялга относится к самой высокой части хребта, имея в виду безлесную горно-тундровую зону с долго лежащими снегами. Очевидно, так называлась безлесая часть хребта с вершинами Круглая, Поперечная и Евлахта, где тогда ещё обитали дикие олени. По информации с сайта http://lib.znate.ru/docs/index-18699.html?page=2 "...Последние 30 особей были уничтожены в самую голодную зиму 1947 г. " Но из башкирского языка ни «егэлге», ни «джигалга» и созвучные с этим имена никак не объясняются. Возможно, этот ороним перенесён из языка более древних народов, обитавших на этой территории – народов финоугорской языковой группы или сарматов (вымерший, растворившийся народ индоарийской языковой группы) или какого-то другого народа, некогда проживавшего на Южном Урале. А старожилы в Тюлюке в слове «зигальга» ударение делают на первом слоге.

Все окрестные села были образованы на рубеже 18-19-го веков, как вспомогательные поселения для железоделательных заводов – Юрюзаньского, Катав-Ивановского, Усь-Катавского. Заселены они были приписными крестьянами, вывезенными хозяевами заводов из своих владений в центральной России (так, например, Тюлюк был заселён крестьянами из самарской губернии). Село Меседа основано в начале ХVIII в. старообрядцами, выходцами с Европейского Севера России.

На карте 1875 года можно увидеть деревни Месядинская, Первухи, Петропавловская, Верхне-Катавская (Самодуровка), Тюлюк, Александровка, в среднем течении речки Куткурка был хутор Погост Генеральский (Генеральский Посад, Куткурка). Выше Александровки в нынешнем урочище Плотинка также был безымянный хутор, на месте станции БЖД Юрюзань – ещё один, и совсем уже в тайге, при впадении в Юрюзань Цыброва ключа – хутор или охотничья заимка. Жители занимались в основном выжигом угля, заготовкой дров, скотоводством, сеяли для собственных нужд и нужд заводов зерновые (во многих деревнях была хотя бы одна водяная мельница). По всей видимости, в прошлом эти глухие места приютили множество семей староверов. Меседа, Тюлюк, Александровка – здесь их было довольно много. Даже во время переписи 1928 года под Зигальгой, в некоем ските «зафиксированы» «три лица мужского пола и одно женского». Были скиты и в районе Александровки… Вот сообщение Алексея Безгодова (Москва), размещённое на сайте http://www.uskaz.ru/nikolo_p.htm : «В свое время у хребта Зигальга, над рекой Юрюзань находился один из крупнейших поморских монастырей - Николо-Покровский на Зигальге. Монастырь был женский, последняя инокиня Агния скончалась в 1995 году. Монастырь находился в 8 км. от с. Меседа, в нач. 20 века к монастырю относились так называемые "малые кельи", которые находились недалеко от села, а так же мужские "потаенные кельи" расположенные на другом берегу Юрюзани на склонах Зигальги. В конце 1950-х монастырь окончательно разорили, оставшиеся матушки купили дом в селе Меседа и переселились туда». Даже в начале 2000-ых годов на северном склоне Зигальги, под Поперечной, туристами совершенно случайно в лесу была обнаружена молельная изба в действующем состоянии.

Хребет условно можно разделить на три части – северную, с вершинами Евлахта, Поперечная и Круглая; центральную, более низкую часть, с вершинами не превышаюшими 1246 метров (Мохнатый Дол, Мёрзлый Утёс и Антенная и др.); и, самую высокую часть, состоящую из четырёх-пяти вершин, так называемых Шеломов (ударение на последнем слоге).

Путешествие по хребту лучше всего спланировать как траверс – так, по-моему, будет интереснее. Поэтому описание хребта будет выложено как описание траверса.

Но можно посещать и отдельные участки, например, взойти на гору Поперечная, или посетить район Шеломов. Следует,наверное, ещё раз заострить внимание на представлении о траверсе по южуральским хребтам, и в частности конкретно по Зигальге. Дома, рассматривая карту и планируя маршрут, траверс выглядит вполне безобидно (особенно когда меряешь его линейкой – что там какие-то 40 км – два – три дня пути). На деле же, кажущиеся не заслуживающими внимания незначительные «пупыри» - на карте выглядящие как малюсенькие кругляшки горизонталей - оказываются значительными горами с крутыми курумистыми склонами, окружённые труднопроходимой тайгой с многочисленными завалами, частоколом деревьев и мшистых курумов. Скорость передвижения при траверсе – от нескольких сот метров до максимум двух километров в час. Пешеходный траверс по Зигальге более сложен, чем скажем, по Кумардаку или Машаку. Относительно большие перепады высот между вершинами, более «навороченные» препятствиями участки густой тайги с буреломами, курумами, скальными останцами, стланником.

Обычно на Зигальгу ходят с Тюлюка и Верхего Катава, реже с Меседы. До этих населённых пунктов ходят рейсовые автобусы с Катав-Ивановска и Юрюзани. Можно также зайти с юга – с Верхней Арши (заезд с Белорецка) или Александровки. До Александровки можно также добраться по дороге из Тюлюка.

В советское время подошвы и склоны Зигальги как с севера, так и с юга были подвергнуты беспощадным вырубкам. И весь лес практически до высоты 700-800 метров в нынешнее время - вторичный и замещённый. Вследствие этого сеть лесных дорог на слонах Зигальги - это старые лесовозные дороги, образующие как-бы кустовую систему. Ствол этого «куста», как правило, это отсыпанная, по картографическим понятиям «улучшенная грунтовая дорога». Идёт эта стволовая «улучшенка» обычно по долинам притоков Юрюзани (от трассы Тюлюк-Александровка) или Куткурки. В верховьях этих ручьёв она разветвляется на множество дорог-притоков, идущих каждая на свой выруб. Конечно, современное состояное этих улучшенных лесных дорог оставляет желать лучшего.

Тысячники хребта Зигальга

Вершины в таблице расположены с севера на юг.

Высота (в скобках – высота, указанная на других картах)Название (в скобках – названия незафиксированные на картах, применяемые мест. населением, туристами или встреченные в литературе)МестоположениеПриметы, интересные места

1270

(плато Евлахта)

Северная оконечность хребта Зигальга

Тундровое плато

1151

Лесистая вершинка в верхней части правого борта ущелья Евлахты (на Тюлюкской Зигальге)

~1310

Евлахта

 

Курумистая вершина

1389

Поперечная

Юго-западнее Евлахты

Вторая по высоте вершина хребта, огромный «кабан»

1371

(Круглая, Вторая или Малая Поперечная)

Юго-западнее Поперечной

«Кабан», немного уступающий по высоте горе Поперечная

1215

 

Южный отрог горы Круглая

 

1246

Мохнатый Дол

Западнее горы Круглая

Курумный «кабан» с плоской вершиной, поросшей кривоствольным редколесьем

1235

(Мерзлая)

Юго-западнее горы Мохнатый Дол

Плато, заросшее можевеловым стлаником, растущим среди курумов, скальные останцы, тундра

1237

Мерзлый Утес

Юго-западнее горы 1235

На западном склоне горы - скала Мёрзлый Утёс

1114

Глухариная

Юго-западнее горы 1235

Высокая скала-останец

1203

(Антенная)

Юго-западнее Глухариной

На вершине – антенны пассивного ретранслятора 

 

1282

5-ый Шелом

Юго-западнее горы 1203

Небольшой курумный «кабан» с плоской вершиной

1293

4-ый Шелом

Ещё юго-западнее

Небольшой курумный «кабан» с плоской вершиной

1311

3-ий Шелом

Восточный отрог Малого Шелома

 

1368

М. Шелом

Юго-западнее Четвёртого Шелома

«Кабан», немного уступающий по высоте горе Большой Шелом

1427

Б. Шелом

Самая главная вершина хребта, юго-западнее Малого Шелома

Одна из самых высоких гор Южного Урала

1191

Б. Пасынок

Юго-восточнее горы 1237

Между Б. Пасынком и 1237 лежит верховое болото Чёртов Дол

1048

(Б.Пасынок)

Отрог горы Б. Пасынок

 

Северная Зигальга

Северная Зигальга – одно из самых колоритных мест Южного Урала. «Изюминками» можно считать ущелье елги (речки) Евлахта, гору Поперечная и высокогорное заболоченное лесистое плато. Здесь находятся такие вершины как 1270, Евлахта, Поперечная, Круглая, 1151, ущелье елги Евлахта, высокогорное лесистое плато. Условные границы этого участка: с севера – река Юрюзань, с юго-запада – «яма» ручья Большой Каменный .

В северной своей части этот участок хребта разделён ущельем елги Евлахта на две гряды, на так называемые Месединскую и Тюлюкскую Зигальги, которые потом соединяются в горное плато, где и находятся три гольцовые вершины, а затем юго-восточная часть плато двумя уступами спускается в долину ручья Большой Каменный. Большая часть плато находится на высоте около 1100 метров, что выше дна долины Юрюзани, лежащей под хребтом, на 600 метров. Вершины же возвышаются над плато ещё на 200-280 метров. Они, как обычно, безлесы и покрыты каменными россыпями, а между ними, в пологих седловинах – тундровые пространства. Это наиболее широкий участок хребта. Ширина его в верхней части, в районе горы Поперечной – около пяти км.

 

Из Тюлюка на Поперечную

Обычно туристы начинают своё путешествие на хребет Зигальга из Тюлюка. Вообще, посёлок Тюлюк и окрестности место очень красивое. С огромной поляны, на которой расположена деревня, открываются незабываемые виды на окрестные горы – зелёную стену склона Зигальги, скальные вершины хребта Бакты, вершину 1019 (Малый Нургуш), и, конечно же, на отрог Малого Иремеля гору Сукташ да и на сам Большой Иремель. Плюс ко всему этому – пасторальные картины деревенского пейзажа – стога, покосившиеся изгороди, старинные избы самой деревни, симпатичная церковь, а также многочисленные новостройки коттеджей дачников, начавшиеся появляться сравнительно недавно. Да и сама речка Тюлюк – быстрая и юркая - достойна внимания пытливого фотографа. Красиво здесь в любое время года. Летом – изумрудная зелень, неповторимые туманы, золотой осенью – ярко-жёлтые краски, запах свежескошенного сена, зимой – трескучая морозная свежесть, горы, укутанные пушистым одеялом снегов…

Любопытно, что в Тюлюке и находящейся выше по течению Юрюзани Александровке в 19-ом веке было много староверов. Обеспокоенные «разгулом» раскольничества церковные власти в 1893 году наконец-то решили выделить Александровку и Тюлюк в отдельный приход. В 1893 году было освящено место под стоительство часовни, а в1885 году под строительство церкви. И через год Свято-Введенский храм был построен. Но приход был, в общем-то, малочисленным и не мог содержать священника, поэтому поп был на государственном содержании. Ещё о Тюлюке читай в разделе про Иремель.

Итак, путешествие на Зигальгу многие начинают, как правило, от «посёлка-спутника» Тюлюка - выселка под названием Кордонный. Для начала надо перейти вброд реку Юрюзань. Найти этот брод несложно. С Кордонного спуститься по правому орографически берегу реки вниз метров на 500, перейти реку возле второго островка. Отсюда начинается набитая тропа на Поперечную. Подъём проходит в виде затяжного тягуна и может занять несколько часов, в зависимости от подготовки туристов. Тропа идёт всё время в лесу и поэтому видимости практически никакой. Лишь перед самым выходом на плато начинают открываться замечательные виды на Тюлюк и Иремель. Но вот наконец-то вы достигаете высокогорного лесного плато. Заболоченные «мокрые» полянки, заросшие высокотравьем, высокие пихты и ели, коряги – всё это создаёт впечатление, что вы в каком-то царстве бабы-яги. Идти по плато несколько километров. Встать на стоянку практически негде – довольно сыро. Пожалуй, единственное более-менее нормальное место для стоянки – полянка, где раньше была охотничья избушка (обозначена на карте-километровке, образца 1985 года). Это у южного окончания курумного купола горы Поперечной. Рядом есть и родничок. Отсюда-то и можно начать восхождение на «кабан» вершины. Сам «кабан», как обычно, покрыт курумом и плосок наверху. Отсюда открывается замечательный вид на массив Иремеля и долину Юрюзани. Оттого, что Поперечная и Иремель примерно соизмеримы по высоте и находятся относительно недалеко друг от друга, вид на Иремель впечатляющ! Создаётся ощущение парящего полёта – настолько панорама окрестностей захватывает дух. Совсем рядом – «сестра» Поперечной – гора Круглая, называемая иногда туристами Второй или Малой Поперечной. Такие незамысловатые названия эти горы получили за своё месторасположение – гора Поперечная расположена как-бы поперёк плато, точнее наискосок. Круглая расположена практически параллельно, но её кабан выглядит с Поперечной более округло. Между этими вершинами – горнотундровые седловины с богатыми ягодниками.

Итак, поднявшись на «Джигалгу» из Тюлюка можно сказать, что траверс хребта начат. Но, можно несколько удлинить маршрут и сделать его более интересным, поднявшись к Поперечной по ущелью елги Евлахта, находящемся на самом северовосточном «конце» Зигальги.

По ущелью елги Евлахта

Ущелье Евлахты интересно своим микроклиматом, который формируется особым ландшафтом. Дело в том, что в этом месте хребет Зигальга «раздваивается» на два хребтика длиной каждый километров по семь – Месединскую Зигальгу и Тюлюкскую Зигальгу. Между ними и течёт речка Евлахта. В верхней части ущелья, а также на северном склоне Тюлюкской Зигальги микроклимат этого места создал какую-то «особую», что ли, тайгу – густую и переувлажнённую, с выворотнями, буреломами и деревьями, заросшими мхом. Настоящая глухомань. Ещё ущелье любопытно небольшими заводями в верховьях речки Евлахта и длинным курумом в её истоках, а также разбросанными в верхней части ущелья интересными нагромождениями камней в виде разрушенных каменных стен,.

На старинной карте 1875 года елга Евлахта подписана как «Евлахина». На современных картах – Евлакта, однако местные жители и туристы обычно произносят этот топоним как «евлахта». Скорее всего, название это произошло от имени собственного «Евлаха», «Евлахий». Такое же название (Евлахта) имеет и вершина северо-восточнее горы Поперечной, одна из трёх вершин горнотундровой зоны этого участка Зигальги. Именно этот высогокорный ландшафт, окружающий вершины Круглую, Поперечную и Евлахта, по-видимому, и носил имя «Джигалга-Егалга».

Пройти в ущелье можно, например, так: выйти из Тюлюка и идти (лучше, конечно, ехать) по автомобильной дороге на север. Недалеко от впадения елги Евлахта в Юрюзань на автотрассе Тюлюк - трасса М-5 есть грунтовый сворот и брод через Юрюзань. Это примерно через 12 км от Тюлюка. Грунтовка сперва вброд пересекает Евлахту, а затем вскоре сближается с ЛЭП, где и есть отворот лесной дороги, пересекающий ЛЭП и уходящий в сторону гор. Эта дорога ведёт на покосные поляны. Метров через 500 после больших покосных полян дорога раздваивается. Надо идти по левой. Правая же продолжает слегка подниматься вверх по долине Евлахты, а затем, делая крутую петлю, уходит на небольшие полянки 142 лесного квартала, находящегося на Месединской Зигальге (западнее вершинки 758м.). Можно пойти и так, выйдя в этом месте на Месединскую Зигальгу, а затем траверснув её, выйти на плато 1270 и вершину Евлахта. Кстати, в районе 142 квартала на венце можно посмотреть на здешние скалы. Но, наверное, предпочтительнее идти по левой дороге. Вскоре будет брод через Евлахту и начинается настоящая тайга. Затем ещё брод и старая дорога теряется на поляне. Временами создаётся впечатление, что нога человека в этих местах не ступала уже несколько сотен лет. И что хозяева здешние – вовсе не «венцы природы», а зверьё и силы «нечистые». Перемещаясь по тайге в том же направлении вверх по ущелью, вдоль Евлахты, через полтора километра достигаете заводей (высота над уровнем моря одной из них 843 метра, координаты: 54° 40' 41" СШ 58° 43' 50" ВД). Их можно считать достопримечательностями этого места. Чуть выше – один из истоков Евлахты из длинного курума. Двигаясь по куруму (особенно приятно это делать в конце зимы на лыжах, когда он превращается в снежный «проспект»), а это примерно два километра, выходите в самую вернюю часть ущелья – на высокогорное плато. Здесь «каменная река» - курум, по которой Вы шли, «изливается» из большого тройного «каменного озера» - большого поля каменных россыпей. В этих местах тайга уже разрежена и постепенно «перетекает» в высокогорные луга, перемежаемые каменными россыпями и участками тундры. Отсюда уже хорошо видно курумы на склоне горы Евлахта. Гора эта, конечно же, не столь впечатляет как Поперечная, но зато вокруг неё более богатые ягодники. Плато 1270 – это большое тундровое «поле» с невысоким скальным гребешком.

Средняя Зигальга

Продолжаем путешествие по Зигальге. Если идти далее по «венцу» (оси) хребта, то следующая за Круглой вершина – это Мохнатый Дол, высотой 1246м. В этих местах Зигальга значительно понижается и Мохнатый Дол – это самая высокая гора «Средней Зигальги». К этой части хребта я о отношу отрезок хребта от седловины (перевала) между Круглой и Мохнатым Долом и далее до Шеломов. Зигальга раздваивается на две гряды. На первой, западной и более высокой, расположены вершины Мохнатый Дол (1246м), 1235м, 1237 (на её склоне расположены скалы Мёрзлый Утёс), Глухариная (1114м) и вершина 1203, в последнее время называемая Антенной. Вторая гряда выражена горой Большой Пасынок и горушкой Барская Шишка (953м). Причём эта вторая гряда рассечена притоками Юрюзани ручьями Большой Каменный, Сухой и Большой Морган. Можно выделить ещё и третью параллельную гряду, состоящую из гор Малый Пасынок, Тёплая и Караташ.

Большой Каменный Ручей

После посещения гор Круглая и Поперечная можно спуститься в межгорную котловину в верховьях Большого Каменного ручья. Логичнее всего это сделать «свалив» вниз по южному гребню горы Круглая. А если идти от Поперечной, то по безымянному притоку Большого Каменного ручья с той самой полянки, где на карте обозначена охотничья избушка. Этот приток интересен ещё и тем, что несколько раз он пропадает в курумах, а затем вновь появляется из под камней. Интересно, что этот приток и есть, наверное, собственно Большой Каменный ручей, ведь именно он то и дело скрывается в камнях, да и по длине он больше. Но на картах истоком Большого Каменного ручья считается собственно правый, более короткий приток. После слияния этих ручьёв по долине Большого Каменного вниз к Юрюзани идёт старая лесовозная дорога. Она выходит на дорогу Тюлюк-Александровка. На старинной карте 1875 года, издания картографического отдела военных топографов, ручей Бол. Каменный подписан как «Каменный Карязы Кургу».

Верховье Большого Каменного ручья в орографическом плане представляет из себя так называемую «яму» - котловину, ограниченную с северо-востока высокогорным плато -«джигалгой», с севера – горой Мохнатый Дол, а с юго-запада - склоном Большого Пасынка. С севера, через седловину (перевал) между Круглой и Мохнатым Долом в яму Каменного Ручья приходит дорога. По ней, в конечном счёте, можно выйти к реке Куткурка и в Верхний Катав, но расстояние довольно значительное – порядка 25 км. Верхняя часть ямы представляет собой альпийские луга, перемежаемые таёжными перелесками. Здесь можно подсечь старую дорогу, которая идёт вдоль Зигальги к Александровкому Провалу – седловине между горами 1237 и Глухариная. Это типичная для горного Южного Урала дорога. Она идёт по лесо-луговому поясу. Такие дороги существовали вдоль многих хребтов – в частности на Нарах, Авалякская тропа, под северным склоном Колокольни на Кумардаке, на Машаке и т. п. Сейчас многие из них заросли, или сохранились отдельными участками. Эта «вдользигальгинская» дорога проходит между более крутым склоном и болотом, иногда приближаясь вплотную к болоту. Если Вы её потеряли, скажем, в высокотравье, то можно двигаться просто логически – с одного бока Вас будет ограничивать болото, а с другого - языки замшелых курумов и участки большей крутизны.

Болото Чёртов Дол и Большой Пасынок

В западной части ямы начинается верховое болото Чёртов Дол. Это одно из самых больших болот на хребтах Южного Урала. Оно лежит между основным венцом Зигальги (грядой Мохнатый Дол-1235-1237) и сопкой Большой Пасынок, в межгорной седловине. И протянулось оно вдоль главного венца Зигальги почти на 7 км. Ширина его в максимуме – 1,2 км. Во всяком случае, по длине ему нет равных среди горных болот Южного Урала. Как обычно – это высотное болото – наклонное. Причём уклон у него в три стороны – в яму Большого Каменного, в верховья ручья Сухого и в северной части болото немного «перехлёстывает» на север через седловину между Мохнатым Долом и горой 1235. Высшая его точка находится на перемычке между Большим Пасынком и горой 1235 – это высота примерно 1046м. А вот крайние нижние точки – 969м. (яма Большого Каменного), и 895м. (верховья ручья Сухой). То есть средний уклон порядка 3-4-х градусов, есть, конечно же, отдельные участки и с большей крутизной. Открытые (безлесые или с карликовыми берёзами) участки перемежаются заболоченным хвойным лесом.

Рельеф этой седловины, относительная высота, высокая влажность, частые дожди, наличие курумов на горных склонах – своеобразных «генераторов» влаги, слабый уклон всё это создало особый микроклимат, благодаря которому и существует это болото.

Вообще, моховые (сфанговые) болота – это уникальные природные объекты. Они играют важнейшую роль, являясь естественным накопителем и фильтром дождевой воды, очищая ее и питая водоносные слои и реки. Мхи одновременно поглощают все содержащиеся в окружающей среде вещества, в том числе вредные, не обладая механизмами освобождения от них. Поэтому мхи и лишайники являются прекрасными индикаторами состояния окружающей среды. У сфагнума одновременно протекают процессы роста и разложения. Верхушка растет, а нижняя подводная часть отмирает и со временем превращается в торф. Из-за постоянного накопления торфа (до 1 см в год в верхних слоях) поверхность болота медленно поднимается – формируются так называемые верховые болота, в которых обычно нет трясин, а уровень воды находится на 10-20 см ниже поверхности сфагновой дернины. Термин «верховые болота» означает его тип, его структуру, а не то, что болото находится «на высоте», в горах. Отмирающие нижние части мхов формируют многометровые отложения торфа. В верхних слоях идет постепенное разложение органических веществ, нижние под давлением верхних слоев уплотняются – на глубине несколько метров одному году соответствует уже слой толщиной несколько миллиметров, а возраст глубинных слоев составляет несколько тысячелетий. Кроме того, сфагнум – прекрасный бактерицидный материал. Раны со сфагновыми повязками заживают быстрее и не гноятся из-за содержания в нем многих сложных органических соединений.

Но это всё книжная информация. Наяву же Чёртов Дол оставляет впечатление некоей загадочности, отрешённости несколько чуждого нам мира. Мира, живущего по своим собственным законам, безразличного к нам и в тоже время внимательно следящего за нами, случайно забредшими сюда путниками. Это некий Солярис или Зона из «Пикника на обочине» Стругацких. Впечатление еще больше усиливает виднеющийся сквозь кривые деревца Большой Пасынок. Отсюда он выглядит невзрачным невысоким пупырём. Но что-то таинственное в нём ощущается. Иначе, зачем он от нас укрылся этим странным загадочным болотом?

Название "Чёртов Дол" мы услышали от местных охотников. Однако, у болота есть ещё и более старое имя - Диченковы Болота. Произошло оно "...по угольным печам, когда-то принадлежавшим семье Диченковых". (http://lib.znate.ru/docs/index-18699.html?page=3)

На Большом Пасынке (1198м.) я был только зимой и сама вершина ничем, собственно, не запомнилась (курумы и штук пять невысоких скальных башен). Разве что видом на долину Юрюзани и Александровку, Бакты. Между горой и Александровскими полянами – море «тайги», точнее того, что от неё осталось после многолетних вырубок – коричневатые пятна «нового» леса, изредка перемежаемые тёмнозелёными кляксами «реликтового» леса. Хороший вид на Бакты и Иремель. Большой Пасынок, пожалуй, самая известная гора из когорты южноуральских пасынков.

Вершины

Если же спланировать поход по Зигальге как траверс вершин, то следующей после Круглой вершиной будет гора Мохнатый Дол (1246м). Между ними - невысокий отрог 1211м высотой и перевальная седловина с дорогой на речку Куткурка. Склоны горы Мохнатый Дол (1246м) покрыты курумами. Восточный склон, обращённый в яму Б. Каменного ручья, относительно крут, а остальные более пологи и с многочисленными перелесками. Вершина – более-менее плоская. На ней – хвойное редколесье. Вот поэтому-то она - эта гора - и «мохнатая».

Далее следует приличный сброс к очередной седловине (порядка 250 метров). Местное название таких перевальных мест – «провал». Здесь мы пересекаем лесную дорогу, о которой было рассказано выше – дорогу вдоль хребта по лесным полянам. Она «сваливает» с хребта в долину речки Куткурка. Однако, в «провале» на ней есть развилка. Эта ответвлённая дорога продолжает идти дальше вдоль хребта.

Траверс же продолжается подъёмом на очередной пупырь-плечевой отрог. В данном случае это горка высотой порядка 1170 метров (набор высоты с «провала» - 170 метров).

Следующая по венцу вершина – платообразная гора 1235м. Некоторые туристы называют её «Мёрзлая». Она, как и следующая за ней гора высотой 1237 метров – несколько отличается от пройденных ранее гор Зигальги. Перепад высот между ними небольшой. И они немного похожи друг на друга – плоские и покрыты горной тундрой с равномерно распределёнными по поверхности невысокими елками. Пейзаж по-своему привлекателен. Этакий «макси альпинарий», парк в стиле «а-ля горная лесотундра». Мягкий моховой ковёр под ногами с изредка выступающими из него камнями, несколько невысоких скальников, небольшие пятна можжевелового стланика, еловое «редкое редколесье», синеющие вдали горные хребты - всё это создаёт определённый эстетический настрой, сродни которому пытаются ощутить созерцатели японского сада камней. Вершины 1235 и 1237 – как бы два варианта этого «макси альпинария». Разве что 1237 более «тундровая». Эту вершину туристы часто для простоты называют Мёрзлый Утёс, хотя на самом деле такое название носит одна из скал каменной гряды на северо-западном ребре. Высота её 1003 метра. Существует некая легенда о замёрзшей насмерть девушке. Якобы пошла она собирать ягоды, но налетевший неожиданно снежный заряд заставил её искать убежище в расщелинах скальной гряды. Но непогодь оказалась сильнее и девушка погибла от холода. По свидетельству современников в 19 веке на горе снежники не таяли даже летом.

Далее по ходу траверса с вершины 1237м. следует большой сброс (более 300 метров) к очередному провалу, носящему название Александровский Провал. На многих картах на седловине показана охотничья избушка – но её на самом деле давно уже нет. Дорога в очередной раз в провале раздваивается. По одной из них (основной) можно уйти с хребта на север, в «жилуху», в долину Куткурки. Ну а менее заметный отворот возвращается опять на южную сторону венца Зигальги и продолжает идти вдоль хребта по альпийским лугам-полянам.

Ну, а ежели двигаться с Б. Каменного Ручья не по венцу, а по «вдольхребтовой» дороге, вдоль болота, то можно попасть к охотничьей избушке. Зовётся она Шиховская. И находится под склоном горы 1237, на юго-восток от вершины. Вскоре дорога раздваивается. Более набитая – правая по ходу движения – понемногу поворачивая, уходит на север (в Александровский Провал), а левая, проходя южнее болота «сваливает» на старые выруба в окрестностях ручья Сухой и, принимая в себя второстепенные старые дороги с других вырубов, «матереет» и, в конечном счёте, приводит на дорогу Тюлюк – Александровка.

Следующий участок хребта – наиболее низкий и лесистый и первая вершина – гора Глухариная. Подъём на неё с Александровского провала более 100 метров по высоте. Крутой курумный склон с перелесками. Вершина частично покрыта лесом и увенчана несколькими скальниками, центральный из которых и есть высшая точка. Это высокая весьма труднодоступная скала. Залезть на неё без специального снаряжения практически невозможно, но реально. На карте высота горы означена как 1114м.

Далее по ходу траверса ещё одна группа скал и небольшой спуск в очередную седловину. Затем подъём на очередной «лоб» - крутой курумный склон невысокой горушки 1131м. (правильнее сказать плечевой вершины горы 1203). Гора 1203 в последнее время получила неофициальное название «Антенная». Где-то в конце 80-х годов на её вершине были установлены антенны пассивного ретранслятора – штук восемь высоченных металлических мачт, выстроенных в одну линию, скреплённых поперечными ригелями и в верхней части соединенных сеткой. Вся эта конструкция укреплена многочисленными тросовыми растяжками, закреплёнными за «рельеф». Продираясь среди глухой тайги, вы вдруг нежданно-негаданно оказываетесь перед загадочным техногенным сооружением, невесть кем, зачем и когда созданным. Всё это «хозяйство» заметно с многих окрестных вершин и выглядит немного таинственно и неожиданно. Особенно впечатляюща картина зимой, когда вследствие атмосферных явлений конструкция покрывается инеем. Тогда этот объект виден в хорошую погоду за десятки километров и выглядит циклопически. На самой вершине рядом с антеннами несколько скальных выходов и курумов.

Далее по хребту идёт плавный спуск к очередному «провалу». По оси траверса ещё две сопки с высотами 1138 и 1114м. Эти места, пожалуй, самые дремучие на всей Зигальге - густая тайга, страшные буреломы, курумы. Человек появляется здесь крайне редко. По «провалу» проходит граница между Челябинской областью и Башкирией, совмещённая, кстати, с границей Южноуральского заповедника. Просека, проходящая поперёк оси хребта в «провале» - это и есть граница. «Провал» - широкая седловина (высота порядка 1000 метров). Всё, дальше по траверсу – Южноуральский природный государственный заповедник и интереснейший, с очень самобытным ландшафтом, участок хребта – так называемые "Шелома". «Вдольхребтовая» же лесная дорога всё также с самого Александровского Провала продолжает идти по полянам. Впрочем, заметить её довольно трудно. На одной из полянок у родника – истока Беленького ручья – дорога раздваивается. Одна уходит на северо-запад через «пограничный провал» к истоку речки Куткурка и далее в Верхний Катав. Другая же все также продолжает идти вдоль хребта вплоть до урочища Двойниши.

Долина Юрюзани и деревня Александровка

Участок реки Юрюзань от Тюлюка до Александровки и далее до развалин Юрюзанки по-своему интересен. В своём верхнем течении река Юрюзань прорывается через отроги Кумардака и Машака порогом Шумы. Затем долина значительно расширяется, соответственно меняется ландшафт – множество больших полян, в прошлом покосов и полей, лес из темнохвойной тайги сменяется на сосновый и берёзовый. Борта долины составляют справа – склон хребта Бакты, а слева – пасынки Зигальги. Ниже по течению, после Тюлюка долина вновь смыкается между склонами Зигальги и Нургуша. Получается такой своеобразный прямоугольник длиной около 27 км. и шириной 6-7 км от склона Бактов до первых увалов Зигальги. Ну а, если измерить ширину долины по осям хребтов (Зигальги и Бактов), то получится более 12 км. Вследствие такого своеобразного сочетания «географических факторов» долину реки Юрюзань от Тюлюка до Юрюзанки можно считать особой ландшафтной местностью.

Покинув суетные, пыльные города и прибыв в Тюлюк, с намерением прогуляться до Александровки или даже пройти ещё выше – к подножью Ямана, явственно ощущаешь, что эта часть долины (от Тюлюка до Юрюзанки) – это некое преддверие, притвор, первый зал храма, мегалитического святилища, сотворённого первобытными природными силами, где сердцем, алтарём, укутанным холодными сизыми туманами, скрытым мхами, тайгой и курумами, служит горный узел Ямантау. У входа в этот зал застыли седые богатыри - горы Поперечная и Круглая, а Бакты – словно своеобразная стена этого зала, как бы колоннада оригинального портика. Юрюзань же – как нить Ариадны, указующая путь или даже начертанная рунами речных меандр забытая, зашифрованная молитва, заклинание…

По долине из Тюлюка в Александровку (17 км.) идёт отсыпанная в советское время грейдерная дорога (ныне – просто грунтовка). Из Тюлюка дорога по полю, мимо кладбища, немного поднимается на невысокий пригорок. Отсюда открывается замечательный вид. С левой стороны, чуть впереди – скальные башни хребта Бакты (831м.), справа – склон Зигальги, позади пасторальный Тюлюк и скалы Малого Нургуша. Далее дорога заходит в лес и чуть приспускается к Первому Кирпичному ручью. Затем после поляны – 2-ой Кирпичный ручей и дорога подходит к реке Юрюзань.

Перейдя через реку по старинному деревянному мосту, далее дорога отходит от реки и, поднимаясь по склонам невысоких увалов – своего рода третьей гряды пасынков Зигальги, и принимая в себя справа «кустовую» лесовозную дорогу с зигальгинских вырубов в верховьях Бол. Каменного ручья, подходит к мосту через Большой Каменный Ручей. Далее через 250 метров пересекает ещё один ручей – Малый Каменный. Сойдя с дороги и пройдя вниз по течению Мал. Каменного ручья в сторону Юрюзани можно увидеть в скальном обнажении правого (орографически) берега вход в пещеру Каменная Балка. Вход ориентирован на северо-восток. А «…в 40 м от дороги небольшой ручей с водоворотом уходит под землю и выходит из земли через 200 - 300 м. Пещера Каменная Балка находится в 150 м от дороги, а в 40 м следующая пещера – Капкан. Общая длина ходов 108 м, средняя ширина и высота ходов 0,9-1 м. Лед в пещере лежит до июля» (сведения взяты из книги С.М. Баранова «Колумбы шестого океана»- Челябинск: ЮУКИ, 1987).

Затем Александровская дорога через лес и по поляне вновь приспускается к Юрюзани. Рядом небольшой каменный карьер. Потом безымянный ручеёк, снова поляны, ещё одна лесовозная дорога справа и затем ручей (елга) Мягкий. Далее дорога совсем близко подходит к обрывистому берегу Юрюзани, пересекает небольшой ручеёк Чёрненький, вытекающий из лесного болотца и подходит к броду через елгу Сухой Ручей. Здесь же слияние с ещё одной «кустовой» дорогой, идущей из верховьев Сухого. Одна из «ветвей» этого «куста» ведёт через Александровский Провал к реке Куткурка и в конечном счёте в деревню Верхний Катав.

Немного поподробнее о дороге к Александровскому провалу. Дорога эта, прямо скажем, совсем непохожа на обычную лесную лесовозную дорогу. В советское время её основательно укрепили и отсыпали и даже ныне она – настоящий проспект среди лесовозных дорог. Первый крупный перекрёсток находится в точке с координатами  54° 33' 09,11" С  58° 34' 40,92". Это чуть выше прижима ручья (елги) Сухой между горками Тёплая и Мал. Пасынок. Идти рекомендуется по левой ветви. Хотя и правая, в конечном счёте, выведет снова на ту же дорогу в верховьях ручья Сухой. Но у неё гораздо больше ответвлений на старые выруба и можно заплутать. Итак, идём по левой дороге. Подъём становится всё заметнее, наконец, крутой поворот на запад и дорога идёт по просеке (координаты  поворота 54° 33' 34,21" С  58° 33' 41,72"). Через 1,4 км. на большом вырубе в виде широкой просеки, дорога слегка поворачивает на северо-запад и углубляется в лес, еще более набирая по высоте. Где-то здесь в неё вливается одна из ветвей предыдущей развилки. После небольшого бугра короткий спуск к одному из притоков ручья Сухой. Далее дорога к Провалу пересекает Сухой и выходит на большие альпийские поляны. Здесь её легко можно потерять, так как дорога заметно «похирела». Но с полян уже хорошо видно и Мёрзлый утёс и Глухариную. Начинается плавный спуск и вскоре еле видная колея укрепляется вливанием слева «вдользигальгинской» дороги. Собственно это уже и есть Александровский провал – с альпийскими лугами, островками болот, тайги и небольшим ручьём, стекающим к речке Куткурка (на северо-запад). Избы, обозначенной на многих картах нет уже лет тридцать. К сожалению, вниз к Куткурке я не ходил и как дольше идёт эта перевальная дорога сказать не могу.

Вернёмся к дороге Тюлюк-Александровка. Практически со всех больших полян видны вершины Зигальги: Круглая, Поперечная, Большой Пасынок, а с другой стороны, за рекой – хребет Бакты. В своё время молодая поросль по обочинам дороги вымахала в большие деревья, и многие участки дороги превратились в, своего рода, аллеи.

И вот дорога, наконец, выходит на просторы большой Александровской поляны. С поляны, с разных её точек, открывается замечательный вид вкруговую на окрестные горы – вдали и впереди, запирая долину, синеют отроги Машака и Кумардака; совсем уж далеко (и в хорошую погоду) видна даже Ямантау и Угловой Машак (!), машакская гора Медвежья, довольно хорошо видно горы Харитонова, Дальний Машак; ближе - конусообразный пасынок Зигальги – гора Караташ; за ней белеет курумами последний из Шеломов; затем столовая гора Мёрзлый Утёс, чуть впереди её и ближе к нам – Большой и Малый Пасынки. Если повернуться чуть назад – горы Круглая и Поперечная – стражи долины. Замыкая долину - синеет вдали Малый Нургуш, а если поглядеть в створ долины реки между Зигальгой и Нургушом – то можно увидеть курумы вершин хребта Большая Сука (Сака Башкирская на карте 1805-го года). С другой же стороны, почти беспрерывной зелёной стеной со скальными башнями тянется хребет Бакты.

Деревня Александровка один из самых старых населённых пунктов в окрестностях. На старинной карте «Генеральнаго плана Троицкого уезда часть 16-я» 1805 года на месте нынешней Александровки обозначена деревня Карагузина, стоящая при впадении елги Моргайна (современный Морган) в реку Юрюзень (сейчас – Юрюзань). На этой же карте ручей Сухой назван как Куяс-Кургу, а следующий после Моргана выше по течению Юрюзани ручей Средний назван Суркун. А уже на карте 1875 года есть и деревня Тюлюк (110 дворов) и Александровка (60 дворов). Деревня основана на рубеже 18-19 веков, названа предположительно в честь князя Александра Михайловича Белосельского-Белоозерского (1759-1809), женившегося на племяннице и наследнице заводчиков Твердышевых. Есть сведения, что основали деревню староверы. Здесь, в глуши, занимались они выжигом угля для Юрюзаньского железоделательного завода и заготовкой дров, дёгтя, смолы. Причём единого религиозного направления у староверов, по-видимому, не было - они были разного толка. Существовали молельные избы на Сухом ручье и на Моргане. В одной из позапрошловековых переписей среди жителей кроме русских упомянуты и мадьяры (!). В конце 19-го века, до строительства БЖД (узкоколейки), через Александровку из Белорецка через Тирлян и Николаевку, перевал Ворота (на Бактах), санным путём возили продукцию Белорецкого и Тирлянского заводов к Самаро-Златоустовской железной дороге, а обратно – товары «первой необходимости». Была здесь и водяная мельница. В 1870 в деревне уже жило 385 человек, по переписи 1926 уже 860. В 60-ые годы в деревне имелась школа и пекарня, работал дизельный генератор, вырабатывавший электричество. По-видимому, в 70-х население уже пошло на убыль (молодёжь, как и везде по стране, потянулась в города). И к 1983 осталось в деревне всего 25 жителей. В период строительства «нового капитализма» всё трудоспособное население покинуло Александровку – осталось лишь несколько стариков - к 2008 году прописанных числилось 3 человека. Но отдалённость и непревзойдённые пейзажи снова стали притягивать к себе людей. Сейчас, даже несмотря на отсутствие электричества, в Александровке вновь поселились люди. Невероятно, но аура этого места снова стала притягивать к себе людей с нетрадиционным взглядом на жизнь, тех, кто воспринимает мир не так как типичный член современного общества, житель городских джунглей. Анастасийцы и просто экопоселенцы («ушельцы от потреблятства» - термин придуманный Мустафой Ибрагимом), новые казаки, охотники и просто любители природы – им по душе пришлась уединённая красота Александровки.

В 70-е – 80-е годы основная, более накатанная дорога с Александровской поляны (по ней возили лес) не заходила в деревню, а шла по долине ручья Морган на вырубки, находящиеся в «вилке» (урочище Межморган, раньше там были покосные поляны) ручьев Большой и Малый Морган, на склоне безымянного холма в истоках Большого Моргана и далее на огромные выруба в междуречье Бол. Моргана и верховьев Большого Катава. Если быть более точным, то следует сказать, что на северном краю Александровской поляны эта «кустовая лесовозная дорога» раздваивается (вторая ветвь вела на вырубки под горой Караташ). Кстати, восточный плечевой скалистый гребень этой горы носит название Козелок.

Покидая Александровку, и продолжая свой путь по направлению к Юрюзанке, остаётся такое впечатление, что оставляешь последнюю заставу, форпост. Впереди лежит «Другая Земля» и, хотя, вокруг всё такие же поля, но воспринимаются они уже несколько по-иному, появляется ощущение некоей окраинности, пограничности, перехода в какое-то другое качество. Итак, после брода через полусухую старицу Моргана (а на карте 1805 года она нарисована как основное русло Моргана), попадаешь на очередную большую поляну-холм. В 80-е годы эти поля ещё использовало подсобное хозяйство Юрюзаньского машзавода под посевы кормовых культур. На высшей точке этой поляны великолепный обзор на окрестные горы - вся долина Юрюзани вплоть до Нургуша. В восьмидесятых годах здесь стоял большой сарай – вероятно, он был местом сушки сена. Сейчас неподалеку от этого места – большущий камень, по-видимому, искусственного происхождения – то ли засохшая глыба смеси глины с песком и известью, то ли окаменевшая куча удобрений, то ли ещё невесть что (координаты  54° 29' 29,42" С  58° 34' 38,38"). Этот камень – словно знаменитый камень на развилке трёх дорог из русских сказок. Тем более что так практически и есть. Еле видное ответвление от основной дороги отходит наискосок поля к устью ручья Средний, к мосту через Юрюзань. Есть и третья дорога – на аппендикс бывшей узкоколейки (урочище Петля). Так что «… налево пойдёшь…». Основная дорога спускается с холма к следуюшей «поперечной лесополосе» - здесь в ложбине течёт ручей Средний. За мостком - развилка. Левая по ходу ветвь идёт к реке и полуразрушенному юрюзаньскому мосту (координаты  моста 54° 28' 43,14" С  58° 35' 05,13"), и далее на перевал Ворота. Прямо – значит к бывшей узкоколейке. Затем снова огромное поле-холм. Примерно посередине этой поляны проходит граница между Челябинской областью и Башкирией, совмещённая с границей Южноуральского заповедника (стоят предупредительные аншлаги). Эта часть поляны, как и некоторые другие близлежащие поляны в заповедниковской земле называются «госземфондовские». И вновь в разделительной лесистой ложбинке очередной ручей – Студеный Ключ. Этот ручей своим устьем теряется в болотистой пойме Юрюзани. Здесь, в низине шириной примерно с километр, поперёк поймы Юрюзани есть остатки старинной дамбы. Когда-то, в войну (ВОВ) или после неё, здесь был пруд. Это была заводь, где вылавливали сплавляемый с верховьев реки лес. Лес валили, скорее всего, спецпереселенцы посёлка Круглое. В «Списке населённых мест Оренбургской губернии. 1901 год» к Тирлянской волости отнесено и поселение Юрузанская Плотина (9 дворов, 81 душа обоего пола). От Тирляна до него 35 вёрст. Скорее всего Юрузанская Плотина находилась здесь. Нынешние административные границы примерно совпадают с границами Оренбуржской и Уфимской губерний того времени и нижняя часть долины Юрюзани (и Александровка) находились уже в Уфимской губернии. И, значит, Юрузанская Плотина не могла находиться ниже.

На противоположном берегу реки находится урочище Плотинка (ударение в слове на первом слоге). Здесь кордон госинспекторов заповедника.

Сразу же после Студёного Ключа направо по краю очередной большой поляны вправо ответвляется колея – эта дорога ведёт к полотну БУЖД (примерно 3 км). И срезает самый «острый» аппендикс серпантина этой бывшей узкоколейки (урочище Петля).

На этой же поляне, но уже на противоположном её краю дорога вновь разветвляется – прямо и направо. Но заметить эту развилку очень сложно. Так как правое ответвление практически давно не используется и лесные участки плохо просматриваются. Та, что прямо продолжает идти на развалины Юрюзанки. Правая – уходит в лес и затем через два с половиной километра пересекает полотно БУЖД, по логу ручья Шестидесятский (теперь это скорее тропа) срезает петлю серпантина бывшей узкоколейки и выскакивает на поляну, где раньше был разъезд под названием «60-й км». Ручей, собственно, и назван по имени этого разъезда.

Александровская же дорога заходит в очередной перелесок, пересекает ручей Любимов (левым его притоком является ручей Шестидесятский), затем ручей Срытый и выходит на урочище Александровская (ещё одна) Поляна. Ныне это урочище, бывшее когда-то поляной – полноценный сосновый лес. Ну а следом уже и урочище Юрюзанка. Итак, от Александровки до развалин станции Юрюзань (Юрюзанка) – порядка 11-ти км.

Шелома

Южная часть Зигальги, где находится несколько вершин, объединённых общим названием Шеломы или Шелома – одна из самых значимых и интересных горных ландшафтных местностей Южного Урала. Эту часть Зигальги можно поставить в один ряд с такими знаковыми горными объектами Южного Урала как Откликной Гребень, Иремель, Ямантау, Кашкатура (хр. Нары), Инзерские Зубчатки, Шатак, Крака. В туристском плане район Шеломов – один из наиболее «вкусных» горных образований Южного Урала.

Весь этот участок находится в горнотундровой и гольцовой зонах. Средняя высота вершин – 1336,6 м.! У Зигальги здесь нет пасынков, отрогов, боковых вершинок. Вершины разделены седловинами, самая низкая из которых имеет высоту около 1160 м. Подошвой хребта здесь можно считать высоту 850 м. Соответственно хребет поднимается ввысь из окружающей его тайги на 430-570 метров. Это, довольно таки, значительная величина для Южноуральских гор.

Благодаря этим факторам путешествие по Шеломам представляется наиболее эмоционально заряженным, как бы возвышенным, в прямом и переносном смыслах. Ощущение парящего полёта, столь присущее многим подобным южноуральским ландшафтам (например, на Машаке, Ямантау, Иремеле, Большом Нургуше, «Джигалге»), здесь, в этой части Зигальги, имеет, я бы сказал, более яркий, насыщенный характер. Здесь, на Шеломах, настоящий храм для фотохудожника, да и любого человека, тонко чувствующего красоту гор. Здесь суровые, почти что северные пейзажи. Крутобокие «кабаны» Шеломов, седые от покрывающих их курумов, перемежаются седловинами. Неприхотливая, но жизнестойкая горнотундровая растительность; целые города и замки из скал и гигантских каменных глыб; зелёные ковры стланика; отдельные «скульптуры» и «скульптурные композиции», «выполненные» из каменных блоков; группы невысоких елей, словно заколдованные отряды неведомых воинов – всё это находится в невероятно непостижимом созвучии с вечностью и с самоё собой. Древнюю формулу, по которой рассчитана эта гармоническая составляющая красоты «шеломского» ландшафта, тщетно пытаешься постигнуть. Казалось вот-вот и ты её поймёшь, но она вновь и вновь ускользает от тебя, осенив отблеском непознанного. Одно из самых интересных каменных изваяний – скала, часто называемая «Дракон» (координаты N 54° 32.331' E 58° 23.128').

Шелома прекрасно смотрятся со всех окружающих его вершин и хребтов. Но особенно мне понравился вид с вершин Глинка и Россыпная хребта Сухих гор. Словно колонна воинов по самые шлемы укутанная морем тумана окружаюшей тайги. В непосредственной близости Шелома также неплохо наблюдать с горы Дальний Машак (1035м).

Среди туристов нет единого мнения о количестве вершин на этом участке Зигальги. Одни считают, что здесь четыре «шелома», другие что пять. Такое «разночтение» связано с тем, что Малый Шелом имеет мощный отрог, который можно выделить в самостоятельную вершину. Особенно хорошо заметно, что «Третий Шелом» - отдельная вершина - с «Четвёртого» или «Пятого» Шеломов. Картографические названия имеют только Большой и Малый Шеломы, названия же остальных условны. Итак, с севера на юг – «Пятый Шелом» (1283 м.), «Четвёртый Шелом» (1293 м.), «Третий Шелом» - отрог Малого, (1311м.), Малый Шелом (1368 м.) и Большой Шелом (1427 м.).

Путешествие по Шеломам интересно не только в эстетическом плане, но и в спортивном. Группой магнитогорских альпинистов (рук. В. И. Иголкин) маршрут траверса Большого и Малого Шеломов оценен в зимнем классе как 2Б. Да и летом и осенью сделать траверс всех пяти вершин – «красиво». Кроме того, маршрут восхождения на вершину Большого Шелома по ю-в склону в зимнее время также оценен в 2Б категорию трудности. Подробности смотри на http://www.alpmag.ru.

Пройти к Шеломам можно несколькими путями – с Верхнего Катава, с Александровки, с бывшей станции бывшей узкоколейки Машак, со Средней Зигальги, совершая полный траверс хребта.

Большинство туристов неправильно называют седловину между Большим и Малым Шеломами, именуя её «урочище Прогон». На самом деле Прогон – это небольшая ложбина на склоне Большого Шелома по пути спуска по гребню на означенную седловину. Данная ошибка вызвана тем, что на картах километровках, которыми пользуются туристы, надпись «урочище Прогон» в виду его «многобуквенности» «налезло» не только на склон Шелома, но и на седловину.

Про урочище Прогон.  №3
  
Про урочище Прогон.  №2
   
Про урочище Прогон

С Верхнего Катава к Шелому. Двойниши

Подавляющее большинство восхождений на Большой Шелом начинается с деревни Верний Катав (в просторечии Верхняя Катавка), другое название – Самодуровка, сейчас в быту почти не используемое. Это село Катав-Ивановского района Челябинской Области. Находится на реке Катав в 14 км. от Катав-Ивановска – это если ехать по дороге, проложенной по полотну бывшей узкоколейки, и в 40 км от села Половинка Катавская – это если ехать по другой дороге от трассы Юрюзань-Катав-Ивановск. Старинное поселение, основанное как выселок практически одновременно с Катав-Ивановским Заводом (завод был основан в 1755 году). Насчёт происхождения названия «Самодуровка» точной версии нет. В те времена самодурами считались люди упрямые, несчитающиеся с мнением большинства. Так, в Поволжье и на севере известны несколько деревень с таким же именем и названы они так из-за упрямства её обитателей. Например, одна из Самодуровок прозвана так за то, что часть её жителей отказалась последовать за большинством, переселившимся на другой берег реки. Возможно, что и «наша» Самодуровка основана такими же «особливыми» людьми. По переписи 1877 года в деревне числилось около 700 человек и была водяная мельница. Основным занятием жителей была заготовка дров и выжиг угля. Уже на карте 1875 года выселок имеет двойное название, кстати, река тогда называлась Катай (по имени башкирского племени, на чьих землях и были построены катавские заводы). В 1910 году владельцы Белорецких заводов начинают строительство знаменитой ныне узкоколейной железной дороги, которая должна была обеспечить вывоз продукции на ж/д дорогу широкой колеи, уже тогда дошедшей до Катав-Ивановска (станция Запрудовка). В Верхнем Катаве спланирована станция узкоколейки под названием Самодуровка. В ноябре 1912 года первый поезд отправился с Запрудовки в Тирлян. Так в Верхней Катавке началась новая веха в её истории. Она продолжалась до 1971 года, когда последний поезд ушёл со станции Самодуровка. Сейчас село активно заселяется дачниками. Среди городских считается, наверное, медвежьим углом (но, заметьте, что приятно - с относительно хорошим автомобильным сообщением). Тем более, что виды здесь дико красивы. Надо ли говорить – чего только стоят пейзажи с берега пруда (Янякин пруд) на всю «шеренгу» Шеломов! Или вид на те же Шелома с деревенской околицы! В селе есть лесничество Южноуральского государственного природного заповедника.

Путь на Зигальгу, к Шеломам, в общем-то, очевиден – по дороге по полотну бывшей узкоколейки. Сразу же на окраине деревни через реку Катав переброшен старинный, ещё начала 20-го века двухфермовый, собранный на клёпках железнодорожный мост (сейчас автомобильный). Ныне – это один из немногих артефактов ушедшей в прошлое Белорецкой Узкоколейки. Дорога местами весьма разбитая, но вполне проходимая для транспорта 4х4. Проходим немного дальше невысокого холма – Липовой Шишки (625м), остающейся чуть слева, в лесу (ориентировочно через 9 км. от моста). Вправо и влево будет сворот лесовозной дороги. Где-то в этих местах, справа, и на другом берегу речки Катав в начале 19-го века существовала небольшая башкирская деревня Мулдакаева. Уже к 70-ым годам 19-го века от неё остались развалины, но в паре километров ниже по течению стоял хутор Лапуш. Идём по лесовозной дороге, той, которая налево. Начинается слабый подъём. Примерно через 2 км – старые вырубки. Эти вырубки своим южным краем упираются в просеку-границу Челябинской области и Башкортостана (и соответственно Южноуральского Заповедника). Относительно узкоколейки набрали высоту порядка 150 метров. Идём на северо-восток по тропе, еле видной на просеке-границе. Примерно через 1,5 км тропа сворачивает вправо на подъём. Полян становится всё больше, а подъём всё круче. До вершины предстоит «пройти» 2,5 км. и набрать порядка 600 метров высоты. На высоте 1140 метров начинаются сплошные курумы – это уже кабан Большого Шелома. Вершина – абсолютно ровное плато размером 500х500 метров и два скальных выступа ближе к юго-восточному краю этого плато.

На Шелом, конечно, можно подняться и просто - пройдя по бывшей узкоколейке до урочища Двойниши. На границе заповедника – шлагбаум и аншлаги. Далее и чуть в стороне от дороги – кордон госинспекторов. Меж двух хребтов - Нарами и Зигальгой - быстриной течёт речка Катав. Дорога, идущая по насыпи узкоколейки приводит на огромную поляну. Здесь когда-то была станция Белорецкой УЖД Двойниши. Она была одним из ключевых пунктов узкоколейки. Отсюда начинался собственно горный её участок, где несколькими серпантинами поезда набирали 240 метров по высоте до станции Машак, а затем сбрасывали 280 метров до станции Юрюзань. Сейчас от Двойниш практически ничего не осталось. С поляны открываются виды на Шелом, хребты Нары и Машак, долину Малого Катава. По сути, это место - одно из самых «знаковых» в горной части Южного Урала. Здесь своеобразные врата, где переступается некий рубеж. Внутри тебя словно неким тумблером переключается восприятие окружающего мира на другой эмоциональный уровень. Можно просто сесть на обочину дороги и тихо любоваться окрестностями. «…Когда шар летнего солнца думает скатиться за хребет Нары, и, на несколько мгновений присаживается на безымянный останец, поляну, где были когда-то Двойниши заливает оранжевое марево. Июльский морок, преломлявший силуэты гор, постепенно возвращает вечерней прохладе строгие их очертания. В эти волшебные минуты заката просыпается Старое Время и в еще дрожащем воздухе вновь прорисовываются контуры изб, слышится человеческая речь, из небытия возникает стук молоточка обходчика. Где-то по серпантинам горной тайги Машака пробирается, торопится к Двойнишам вечерний поезд. Маленький паровозик натужно пыхтит, буксуют на подъемах колеса, а в малиновый настой врывается терпкий запах угля! Пассажиры на подножках курят, лузгают семечки, в корзинах – ягоды… Поезд уже вот-вот, на подходе, в воздухе виснет ожидание, крик паровозика мечется по распадкам! На гольце Большого Шелома четко вижу я, кто-то вывел белой краской: 1958… А солнце же протянув последний лучик, катится дальше за Нары, Сухие горы и еще более далекие закатные страны…Сумрак растекается по поляне среди поникших ромашек, гаснет в вечернем воздухе мираж. Не суждено доехать паровозику по давно разобранной узкоколейке, да и пассажиры те остались вместе с корзинами полными ягод в том далеком году… Тихо, как бывает в момент наступления сумерек. Все живое замерло, приготовилось и ждет наступления ночи… Остро пахнет крапивой. Две разомлевших от дневной жары реки сливаясь бормочут: Д-в-о-е, Д-в-о-о-о-йнишиии! Бывшая деревня, бывшая станция, бывшей белорецкой узкоколейки…» (Валерий Кузнецов, г. Уфа, 28 01 2007г.).

У поляны Двойниши хребет Зигальга заканчивается и венец (ось хребта) здесь выражен длинным увалом, «шлейфом», «подолом» Шелома что ли. Это хорошо видно с двойнишеской поляны – Шелом состоит как бы из двух уступов. Первого - лесистого и второго – собственно кабана вершины. Когда-то, под этим уступом с Двойниш к шеломским курумам, постепенно набирая высоту, шла лесная дорога. И у самого взлёта склона Шелома были небольшие покосные полянки. Называлось это место урочище Залавок. Вот, в принципе, и держась этого направления (дорога заросла) и можно начать подъём на вершину Большого Шелома. Где-то в середину этой дороги вливалась известная нам по описанию «вдольхребтовая зигальгинская» лесная дорога. Но сейчас она тоже заросла, и различить её можно лишь на некоторых участках.

С Александровки, станции Машак на Шелома.

Непосредственно с Александровки можно подойти к подножию Шеломов, в частности к подножию «Пятого» Шелома по лесовозной дороге. О ней уже упоминалось выше – это дорога, идущая с окраины Александровки на урочище Межмогран и дальше на огромный выруб размером 2х2 км. Отсюда, пройдя вдоль Моргана, выйти на просеку-границу Челябинской области и Башкирии, просека вполне читаема на местности. Госинспектора совершают по ней обход, пресекая попытки проникновения в заповедник. Но, наверное, можно просто с выруба взять азимут и, «перевалив» увал-перемычку между отрогами Дальнего Машака и Зигальгой, пройти в верховье Большого Катава. И затем, следуя тем же азимутом «подрезать» «вдользигальгинскую» дорогу по альпийским полянам. А уж отсюда начинать подъём на виднеющиеся сквозь верхушки деревьев «Четвёртый» или «Пятый» Шеломы. Зимой, на лыжах, проход по азимуту по тамошнему лесу не представляет особой трудности. Ну, разве что глубокий снег может может несколько затормозить продвижение вперёд.

Со станции (ныне поляны) Машак, откуда открываются прекрасные виды на цепочку Шеломов, к подножию Большого Шелома также придётся продвигаться без троп и дорог. Хотя на некоторых картах и нарисована лесная дорога от станции к Бол. Катаву – на маестности она не читается. Лес, в принципе, здесь - не урман. Полтора километра – и вы на речке. Дальше опять по лесу до подножия Большого Шелома или до седловины между ним и Малым Шеломом. Расстояние порядка 4 км. В лесу, чем ближе к хребту, тем чаще будут встречатся каменные реки. Причём, под седловиной они более длинные, широкие и их больше. Обычно каменные реки, «стекающие» с хребта – для нас были скорее подспорьем в продвижении вперёд, чем помехой. Зимой, в зависимости от состояния снега и погодных условий на подъём непосредственно на кабан Бол. Шелома от границы леса требуется от одного до пяти часов. Логичнее всего подниматься по центру склона, там, где на нём есть два расположенных «друг над другом» скальных жандарма (см. фото ниже).

Как уже писалось выше, зимний подъём на Шелом с этой стороны (юго-восточный склон горы) оценен в альпинистскую 2Б категорию трудности, но это скорее комплексная оценка всего маршрута, в том числе и подхода к горе, чем непосредственно самого восхождения по заснеженному курумному склону. Вообще, все альпинистские маршруты на Южном Урале – а их немного – на Ямантау, Иремель, Шелом, Откликной Гребень, Круглицу, Двуглавую Сопку и вершину «Индеец» (или Голенькая) – вызывают многочисленные споры в альпинистской среде. Противников, конечно же больше. Но основной аргумент сторонников содержится именно в комплексной оценке всего маршрута. И что пора, мол, менять окостеневшие рамки в понятии «альпинизм», смотреть шире и вновь сближать разединившиеся некогда понятия «альпинизм» и «горовосходительство». Ну, вот к примеру, цитата из материала про одно из восхождений на сайте http://www.alpmag.ru.: «Группа магнитогорского ОМОНа, повышавшая свою альпинистскую  квалификацию вместе со спортсменами Альпклуба, призналась, что даже в больших горах Кавказа им не приходилось испытывать такого погодного экстрима.»

На бывшую станцию Машак можно пройти по полотну бывшей узкоколейки с урочища Юрюзанка или с Александровки. Об этом было написано выше – про Александровскую Долину и в статье "Белорецкая узкоколейная железная дорога. Послесловие".

Заключение

Путешествуя по Зигальге, становится ясно, что когда Создатель решил сформировать горы Южного Урала, то первым делом он сотворил именно Зигальгу. Это в какой-то мере хребет эталонных, доведённых до совершенства, горнотаёжных ландшафтов Южного Урала. Начал он, несомненно, с Северной Зигальги, создав для начала два варианта «лесистых гор в классическом виде» - с крутыми склонами и узким гребневидным верхом. Это Тюлюкская и Месединская Зигальги. Затем он решил потренироваться на «кабанистых» вершинах – Поперечной и Круглой. Создав «классику» - стогообразную Поперечную, Он решил пока отложить это дело «на потом», развив эту идею на Шеломах. А пока немного разнообразил тему «кабанов», создав на вершине Круглой тундровое плато. Опосля Он «продвинулся в теме» платообразных вершин и сотворил гору 1246, покрыв её уже не тундрой, а низкорослыми ёлками. Следующие две вершины были, наверное, его любимыми детищами – настолько они получились «милыми» и «уютными», «миниатюрненькими» (если можно такие эпитеты применить к горной тайге). Гора 1235 – плоская, с мягким мхом горной тундры и «продуманно высаженными» в виде редколесья, невысокими (в стиле бонсай, в великанском понимании) деревцами. Гора 1237 – более «тундровая». Тут он решил задуматься о скалах – что скал маловато – ведь это же Горы! И прилепил на склон горы 1237 скалы Мёрзлый Утёс. «Так-так, скальную тему надо конкретизировать» - подумал, наверное, Он, и «слепил» скальную башню горы Глухариной. На Антенной его постиг некий творческий спад – и он «тупо сбацал» лесистый увал высотой 1203 метра. Отдохнув, по-видимому, немного, Создатель решил вплотную заняться курумными «кабанами». Потренировавшись немного на Шеломах - Пятом, Четвёртом, да и, наверное, и на Малом, он создал мощный Большой Шелом. А уж потом, вытерев руки о фартук и смахнув пот со лба, окинув взором окрестности, и боясь потерять мысль, «не отходя от кассы» недалеко от Зигальги сварганил Ямантау и Иремель. Уже после, реализуя творческие задумки о будущих ландшафтах, дополнил «интерьер» Зигальги Евлахтой и Чёртовым Долом.

Дополнения

Местные орографические и гидронимические термины

Венец – водораздельная линия, идущая по хребту, увалу; хребет.

Выруб – старая, заросшая молодым лесом (часто «мордохлястом») вырубка

Залавок – в сельском быту залавком называют пространство между одной из боковых сторон печи и стеной дома. То есть как бы «запечье». В южноуральской  орографии залавок – урочище, находящееся на склоне за вершиной, за венцом хребта, как правило, выположенное. Обычно это покос или просто поляна.

Елга – буквально по башкирски – «речка». Небольшая горная речка или большой ручей, приток более крупной реки.

Кабан – слово восходит к башкирскому «кэбэн» - «стог». Этим древнебашкирским орографическим термином часто называют горы с, как правило, плоской, столообразной вершиной и крутыми, покрытыми курумами склонами. Они, словно шапка или стог, возвышаются над поросшими тайгой склонами хребтов и гор. Таких вершин на Южном Урале множество – Ямантау, Иремель, Бол. Шелом, Поперечная, Круглица, Уван, Кобея и многие другие вершины.

Курмыш – часть деревни, околоток, так сказать «район» деревни, как правило, стоящий немного поодаль или разделённый какой либо преградой (речкой, перелеском, поляной, участком производственной застройки и т. п.). Или удалённая от центра часть деревни. Иногда имеет имя собственное, к примеру, Шанхай (это часто в рабочих или станционных посёлках), Нахаловка или, скажем, Федотовка, Амамбайка какая-нибудь и т. п.

Курум – древне-тюркское gorum - «каменистые россыпи». Россыпь больших камней, нередко каменных глыб, имеющая вид сомкнутого покрова. Вопрос происхождения или генезиса курумов является предметом научных дискуссий и мнения исследователей расходятся. По одному из определений курум (http://science.viniti.ru) - плащеобразное (в виде покрова) скопление глыб и обломков скальных пород на слабо наклонных поверхностях («каменные моря») или в долинообразных понижениях («каменные реки»). Курумы образуются в условиях сурового климата в результате морозного выветривания скальных пород и смещения глыб по мерзлотному основанию. Курумы образовавшиеся в холодную плейстоценовую эпоху, в настоящее время в природных условиях более теплой эпохи, нередко бывают неподвижны даже на относительно крутом склоне. Перемещение курумов вниз по склону может происходить (со скоростью несколько сантиметров в год) в результате повторения циклов замерзания и оттаивания мелкозема, содержащегося в куруме.

Часто обобщают понятия «курум» и «каменная река», я их для себя различаю. Каменная река – это более понятно – длинная, относительно узкая, каменная россыпь, как бы «стекающая» по склону вниз. Курум – понятие более общее – это может быть и каменная река и курумное поле, и склон вершины, покрытый курумом и просто небольшая каменная россыпь в лесу или под скалами.

Мордохляст – молодая, в рост человека, густо растущая поросль березняка, осины или других деревьев. Движение через такую чащу сильно затруднено (особенно на лыжах), причём ветки так и норовят хлестануть тебя по лицу. Находится, как правило, на месте старых вырубок.

Пасынок – многие южноуральские хребты состоят из параллельных гряд (двух, а то и трёх). Как правило, центральная гряда является водораздельной, но необязательно более высокой. Боковые же гряды, как правило, разрезаны поперечными ущельицами на отдельные горы. Они соединены с основным хребтом (венцом) пологими перемычками, часто заболоченными. Вот эти горы и называют «пасынки». Наиболее известные пасынки - Бол. и Мал. Пасынки на хр. Зигальга; гора Медвежья (или другое название – Машак, 1265м.) на хр. Кумардак; горы Нараташ, Капкалка, Ерикташ – в районе Ямантау; Бол Таштырт – на хр. Шатак; много пасынков у хребтов Машак и Сухие Горы и так далее.

Провал – перевальное место на крупных южноуральских хребтах. Этот термин наиболее употребим на Зигальге.

Урочище - В широком понимании урочищем является любая часть местности, отличная от остальных участков окружающей местности. Например, это может быть лесной массив среди поля, болото или нечто подобное, поляна, холм, а также участок местности, являющийся естественной границей между чем-либо.

Урман – труднопроходимый густой лес, как правило, хвойных пород. Тайга. Чаща.

Урёма – заросшая тальником, ивняком, черёмухой труднопроходимая пойма реки.

Яма – местное, южноуральское  орографическое понятие, обозначающее чашеобразное понижение, долину, «зажатую» между основным хребтом и двумя отрогами-пасынками. Как правило, имеет относительно узкую горловину, расположенную между пасынками, по которой вытекает ручей или елга. Орографическое понятие «яма» чаще всего встречается на хребте Сухих Гор (Задняя яма, Вторая яма), но по аналогии можно этот термин перенести на другие хребты, имеющие подобные образования. Например, на Зигальгу, Машак.

Топонимы

1. Антенная, гора (1203м.) 2. Александровская Поляна, урочище 3. Александровский Провал, перевальное место
4. Александровка, село 5. Барская Шишка, гора (953м) 6. Б. Пасынок, гора (1191м)
7. Б. Шелом, гора (1427м) 8. Бол. Каменный, ручей 9. Верхний Катав (Самодуровка), село
10. Глухариная, гора (1114м) 11. Двойниши, урочище 12. Евлахта, гора (1310), елга (речка)
13. Залавок, урочище 14. Каменная Балка, пещера 15. Капкан, пещера
16. Кирпичный, 1-й, 2-й, ручьи 17. Караташ, гора 18. Катав, река
19. Кордонный, хутор (выселок) 20. Козелок, гора 21. Круглая, гора (1371м)
22. Куткурка, река, урочище 23. Липовая Шишка (625м), гора 24. Любимов, ручей
25. Малый Каменный, ручей 26. Малый Пасынок, гора 27. М. Шелом, гора (1368м)
28. Межморган, урочище 29. Мерзлый Утес, скала (1003м) 30. Меседа, село
31. Месединская Зигальга, отрог хр. Зигальга 32. Мохнатый Дол, гора (1246м) 33. Морган, ручей
34. Мягкий, ручей 35. Петля, урочище 36. Плотинка, урочище
37. Поперечная, гора (1389м.) 38. Прогон, урочище 39. Пятый Шелом, гора (1282м.)
40. Сухой Ручей, елга 41. Средний, ручей 42. Срытый, ручей
43. Студеный Ключ, ручей 44. Тёплая, гора 45. Третий Шелом, гора (1311м.)
46. Тюлюкская Зигальга, отрог хр. Зигальга 47. Тюлюк, село 48. Шелома, часть хр. Зигальга
49. Шиховская изба 50. Шестидесятский, ручей 51. Четвёртый Шелом, гора (1293м.)
52. Чёртов Дол, болото 53. Чёрненький, ручей 54. Юрюзань, река
55. Юрюзанка, урочище 56. Янякин пруд 57.  

Старинные топонимы

Мулдакаева, деревня Запрудовка, станция БУЖД 60-й км, разъезд БУЖД
Юрузанская Плотина, хутор Госземфондовские поляны Суркун, ручей (ныне Средний)
Куяс-Кургу, ручей, (ныне ручей Сухой) Моргайна, елга (ныне Морган) Юрюзень, река (ныне Юрюзань)
Карагузина, деревня (ныне Александровка) Сака Башкирская, хребет (ныне Сука) Каменный Карязы Кургу, елга (ныне Бол. Каменный Ручей)
Евлахина, елга (ныне Евлакта) Николо-Покровский на Зигальге, монастырь Погост Генеральский (Генеральский Посад), хутор, ныне урочище Куткурка
Месядинская, деревня (ныне Меседа) Первухи, деревня (ныне Первуха) Петропавловская, деревня, ныне урочище Петропавловка
Верхне-Катавская (Самодуровка), деревня (ныне Верхний Катав) Джигалга, Егалга, хребет (ныне Зигальга)

Лапуш, хутор

Диченковы Болота

Использована информация из источников:

  • http://ufagen.ru
  • А. К. Матвеев. Вершины Каменного Пояса. Челябинск. Южноуральское книжное издательство. 1990 г.
  • Н. И. Шувалов. От Парижа до Берлина по карте Челябинской области. Южноуральское книжное издательство. 1989 г.
  • С.М. Баранов «Колумбы шестого океана» - Челябинск: ЮУКИ, 1987
  • http://www.uskaz.ru/nikolo_p.htm
  • http://www.alpmag.ru
  • http://science.viniti.ru
  • Списки населённых мест Оренбургской губернии. Оренбург. 1901 год
  • /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman";}

    http://lib.znate.ru/docs/index-18699.html?page=3

Прохоров Борис ©

Группа: 
Вид туризма: 
Период материала: 

Комментарии

Очень всё профессионально, прекрасная работа!

Я родился на ст. Двойниши, хорошо знал эти места ,будучи ребёнком.Когда мне было 6 лет родители переехали в Катав-Ивановск.

А где вода между Поперечкой и Шеломами?