Вы здесь

История одного выходного

В феврале, когда солнце стало заявлять  о приближении весны все настойчивее, а сидеть дома становилось все невыносимее, задумал я совершить сплав по реке Уфа. Ввиду того, что располагаю я только субботами и воскресеньями, протяженность маршрута по реке вырисовывалась сама собой – 40-50 км. Полазив по интернету, выяснил, что туристы облюбовали для сплавов участок реки, расположенный ниже города Нязепетровск, но я, подчиняясь своей природной черте характера (по гороскопу я овен, что в просторечье звучит, не столь романтично), решил сплавиться в верховьях реки, оставив традиционное место сплава на следующий заход. Верховья реки прельщали меня своей дикостью. Там практически нет населенных пунктов. Приняв это решение, мне оставались сущие пустяки – найти партнера и составить план.

Разработку плана я начал с определения мест начала и конца маршрута, которые диктовались, конечно же, условиями заброски и возвращения. Поэтому я решил встать на воду в поселке Нижний Уфалей и доплыть до города Нязепетровск. Предполагалось, что автомобиль, на котором я и мой партнер доберемся до города Верхний Уфалей, будет оставлен на автостоянке, а до поселка Нижний Уфалей мы доедем на одном из автобусов, которые, если верить расписанию, взятому из интернета, отправлялись от автовокзала ранним утром. Из Нязепетровска в Верхний Уфалей можно было вернуться так же на автобусе. На случай аварийного схода с маршрута можно было через лес выйти на трассу, соединяющую Нязепетровск и Верхний Уфалей и вызвать «тачку» по телефону. Однако мой красивый план рухнул как карточный домик, когда я позвонил своему товарищу, проживающему в Верхнем Уфалее, для того чтобы выяснить где находится автостоянка.

Эдик (так зовут этого Нерона, уничтожившего мой блестящий план) сказал: «Зачем тебе стоянка?  Оставишь машину у меня. До реки я довезу вас на своей машине, и вывезу из Нязепетровска, если понадобится». Результаты напряженной работы, связанные с разработкой недр интернета, были брошены коту под хвост. Но я не отчаивался, потому что мне нужно было решить еще одну задачу – найти напарника.

Несмотря на кажущуюся, на первый взгляд, простоту, задача эта оказалась куда сложнее первой. Бывалые туристы обязательно меня поймут. Желающих хоть на пару деньков сменить коммунальный уют каменных джунглей на костер и палатку в лесу много; готовых это сделать реально – гораздо меньше, а имеющих возможность можно пересчитать по пальцам на лапе курицы. Это первое правило. Но есть еще и второе: чем ближе день старта, тем и этих, оставшихся потенциальных партнеров, становится меньше. Пришла весна, а потом лето. Я отсчитывал один за другим потерянные выходные в ожидании человека, готового отправиться со мной в путешествие. И вот, наконец, он нашелся.

18 августа 2012 года в 06:00 местного времени мой автомобиль выехал из города и взял направление на север. Было темно и холодно. Дождь лил как из ведра. В машине сидел я и мой товарищ Сергей, а в багажнике лежали два рюкзака и сложенная рама катамарана. Мозг сверлила мысль: как можно было в субботу покинуть нагретую постель и отправиться в мокрую и холодную неведомую даль. На «приборке» автомобиля светилась надпись «+16ºС», которая, по мере приближения к точке старта, постепенно сменилась на «+12ºС». Среди прочего дорожного трепа я подкидывал своему товарищу шнягу о том, что дождь и холод, являются элементами экстрима, в которых и заключается романтика туризма. В том момент сам я в это почти не верил. Не думаю, что мои увещевания помогали Сергею, но он всем своим видом демонстрировал оптимизм. А я, чувствуя вину за то, что втянул его в это, с первых минут, «давшее течь», предприятие, старался хоть как-то ее сгладить.

Доехав до города Кыштым, мы попали в зону разногласий с навигатором, который настойчиво направлял нас в сторону города Касли, а мы, глядя на карту, считали, что нужно ехать в сторону станции Маук. Побеседовав с, кое-как найденными в столь ранний час, местными жителями мы все же доверились навигатору и, надо отметить, не зря. Дорога через Касли была намного длинней, но зато асфальтированная. На Маук нам пришлось бы ехать по размытой дождем грунтовке. Около девяти часов утра мы въехали в город Верхний Уфалей. Я позвонил Эдику, и уже через 15 минут его автомобиль отконвоировал нас туда, где мы должны были оставить свое транспортное средство.

Кстати, о связи. Планируя маршрут, я посмотрел в интернете зоны покрытия сотовых сетей. Рассчитывать на TELE2 и Билайн за пределами населенных пунктов не приходилось. Для того чтобы, в случае аварийного схода с маршрута, вызвать такси прямо с трассы нужна была связь МТС. Но дело в том, что нет у меня такой симки. Покупать сим-карту ради одного похода не хотелось, и я подумал: может она есть у моего напарника? Так и вышло. У Сергея она была, и он обещал взять ее с собой, хотя постоянно пользовался услугами другого оператора. Мне еще предстояло  вспомнить об этом.

И вот мы выгружаемся у моста через реку Уфа рядом с поселком Нижний Уфалей. Дождя нет, но и солнца тоже. Все затянуто сплошной влажной мглой. Сыро и холодно, но отступать поздно, да и стыдно. У нас остался только один путь – в Нязепетровск по реке Уфа. Минут 30 уходит на сборку катамарана, затем фото на память и в путь.

Первые сотни метров пути напомнили нам о том, что июнь и июль в отличие от августа были засушливыми – река была мелкой. Приходилось вставать с катамарана и проводить его по отмелям в порожнем состоянии, но нас бодрила мысль о том, что долго это продолжаться не будет, ведь перед Нязепетровском река запружена и превращается в водохранилище, питающее питьевой водой город Екатеринбург, а, значит, ее глубина будет увеличиваться. Кроме того, нас бодрила и вода, когда мы опускали в нее голые ноги. Так или иначе, но настроение постепенно улучшалось и мы стали замечать то, ради чего отправились в это путешествие – красоты Южного Урала.

Река Уфа имеет и другое название – Караидель, что с Башкирского переводится как Черная Река. Непонятно, чем руководствовались Башкиры при выборе названия реки, но вода в ней даже в эти дождливые дни была абсолютно прозрачной, я бы даже сказал кристальной. Уфа-Караидель берет свое начало недалеко от города Карабаш и, пробежав 918 км, «прибывает» в город Уфу, где впадает в реку Белая, что по-башкирски звучит как Агидель. Кто-то скажет, что Уфа обычная уральская река, но если присмотреться, то обязательно заметишь, что у реки есть свое, присущее только ей, лицо. Бойцы (прибрежные скалы) здесь не такие высокие как, например, на реке Ай, впадающей, кстати, в реку Уфа, но как нам показалось, они, в отличие от айских, гранитные. Леса смешанные, но в некоторых местах лиственные. Хвойные леса, видимо, были отданы в дань заводам, процветавшим, когдато, в этих местах. Об этом свидетельствуют «гнилые зубы», торчащих из воды деревянных свай, некогда, поддерживающих причал, остатки которого «проплыли» мимо нас слева.

Выплывая из очередной излучины, прямо перед собой мы увидели еще не вставший на крыло утиный выводок, который испугавшись нас, бросился наутек вдоль по речке, работая и крыльями и лапами одновременно. Утят было много. Казалось, что вода в речке закипела. Так на «полувзлете» они бежали, чуть касаясь лапами воды, пока не скрылись за скалой, «поддерживающей» изгиб реки. Впоследствии мы еще много раз подымали этот гвалт, когда появлялись в зоне видимости утиного дозора. Они сопровождали нас (а может быть мы их) на протяжении, примерно, 25 километров.

…Уже давно моросит дождик, но мы, облаченные в полиэтиленовые дождевики солнечно-желтого цвета, его не боимся. Мы гребем, любуемся видами, достойными кисти Шишкина, а в животах у нас не хило булькает и бурлит. Мы с утра еще ничего не ели. Перед нами на правом берегу небольшая коса, образовавшаяся в результате обмеления реки. Вот на ней-то мы и позавтракаем, хотя, скорее всего, пообедаем.

Я «развожу пары» в самоварчике, работающем на сухом горючем, чтобы вскипятив воду заварить «бич-пакеты» и чай. В это время Сергей разматывает спиннинг, намереваясь поймать щуку. Мы ведь сегодня еще и ужинать собираемся…

Наконец, мы поели, и оставили безуспешные попытки поймать, хоть, какую ни будь рыбу, но зато на мысе мы обнаружили следы какого-то зверя. Немного поспорив, мы  решили, что это следы кабана, хотя я, лично, считаю, что это был лось. Справедливости ради необходимо отметить, что ни тот ни другой вариант не сделали наш будущий суп наваристей.

Плывем. Стало заметно теплее. Время от времени в небольшие полыньи густой облачности заглядывает солнце. Теперь мы на реке уже не гости, а, как минимум, постояльцы. На правом берегу, мы повстречали рыбака. Остановились. Поговорили. Он сказал: «Теперь я понял, кто по реке уток гонит». Удивился тому, что мы умудряемся плыть по такому мелководью. Посетовал, что река высохла даже больше, чем в засушливом 2010-м. Попрощавшись, поплыли дальше. Река была уже достаточно глубокой, и нам совсем не приходилось сходить с катамарана в воду, но то, что лето было засушливым, мы почувствовали уже с другой стороны.

Отправляясь в поход, мы взяли с собой только две полуторолитровые «соски» питьевой воды. Судя по карте, в реку впадает много небольших речушек, ручьев и родников. Брать с собой большой запас воды, на мой взгляд, не было смысла. Но в это жаркое лето, практически, все эти источники питьевой воды пересохли. Пополнить наши запасы питьевой воды получилось лишь однажды, а тары, как я уже говорил, у нас было немного. Пока мы плыли далеко от водохранилища, оставался вариант вскипятить воду, взятую прямо из реки. На вид она была вполне пригодной для питья. Но по мере приближения к водохранилищу вода в реке становилась мутной. Пить ее не было желания даже в кипяченом виде. К тому же, нам же стали попадаться лещи, плавающие по поверхности. Так плавает рыба, зараженная глистами. Но Сергей, видимо, об этом не знал. Изловчившись, он оглушил одну рыбину веслом, торжественно заявив, что на ужин у нас, все же, будет уха!

К вечеру усталые облака разбрелись, и небо очистилось, но солнце уже склонилось к горизонту. Пора было и нам подумать о ночевке.

Мы плыли, подыскивая удобный берег для бивака, но эта часть реки не была обжита туристами, поэтому найти такое место долго не удавалось. В поисках стоянки мы незаметно заплыли в водохранилище, а там отабориться оказалось еще трудней. Во-первых, его берега были болотистыми, а во-вторых, все хорошие места расхватали, неведомо откуда взявшиеся, рыбаки. Ну, в общем, место мы все-таки нашли. Оно имело более или менее приличный выход на берег, на котором была отличная поляна и много сушняка для костра. Но, как это часто бывает, счастье наше было не долгим. Откуда не возьмись на поляну въехала ржавая «копейка», готовая лопнуть от распиравшего ее шансона. Пейзаж поляны пополнился силуэтами четырех колдырей, рыбацкими снастями и «приманкой» в виде ящика водки. Один из колдырей, от имени и по поручению своей делегации, вежливо попросился к нам в соседи, одновременно пригласив нас «на огонек». Чтобы не нарываться на «дипломатический конфликт» мы не стали им отказывать. Чуть позже, поняв, что выспаться здесь вряд ли получится, мы решили плыть дальше. Наши соседи удивились, конечно (как можно уходить от такой «приманки»), но удерживать нас не стали. И вот мы снова в пути, а солнце уже устраивалось на ночлег между вершинами гор.

Отплыв с километр, мы причалили к необитаемому, болотистому берегу. Чтобы взойти на земную твердь нам пришлось пробиваться сквозь заросли камыша. Берег был сплошь заросшим высокой, почти с человеческий рост, жесткой травой с острыми, как бритва, краями длинных листьев. Капризничать мы уже не имели возможности, потому что стало стремительно темнеть, и мы дружно принялись за работу. Примяв траву, Сергей устанавливал палатку, а я разводил костер. Благо, что сушняка здесь было тоже много.

Через полчаса, когда в котелке уже закипала вода, а я чистил картошку, Сергей занялся лещом. Воспользовавшись веслом как разделочной доской, он почистил рыбу, и начал ее потрошить и тут его настигло разочарование: лещ оказался с глистами. Уха накрылась алюминиевым туристическим котелком, и нам пришлось срочно корректировать меню на ужин. Вариантов было не много, а точнее один – суп «Таганайский».

Справка: Рецептура, раскладка и технология приготовления супа «Таганайский» отточена на склонах одноименного хребта и заключается в следующем: в котелок с кипящей водой и слегка поварившейся картошкой (в принципе, можно и без картошки) отправляется все съедобное, имеющееся в распоряжении туристов, в том числе и найденное по дороге, например грибы. Непосредственно перед готовностью, суп заправляется тушенкой, в объеме одной-двух банок, в зависимости от количества туристов.

К ужину мы достали полулитровую емкость с напитком, помогающим согреться, и расслабиться. Наевшись, мы легли на туристические коврики под открытым небом и смотрели на звезды. Снаружи нас согревал костер, а изнутри тот самый напиток. Его мы выпили только наполовину, так как нехватка питьевой воды ощущалась уже довольно остро, а напиток этот, как известно,  обладает побочным действием, в результате которого существовала опасность того, что к утру, мы останемся без воды.

Сергею предстояла первая в жизни ночевка в лесу, в связи, с чем он поинтересовался, какие неожиданности нас могут поджидать во время нее. Я посоветовал ему осмотреться, и убедиться, что вокруг нас глухой лес и глубокая река. Пробраться сюда человеку и днем нелегко, а ночью просто невозможно. Что касается зверей, то мы не входим в рацион их питания, а просто так они ни кого не обижают. Мы уже поели, и охотиться на животных не собираемся, поэтому и ответной реакции ждать не стоит. «Более того, - сказал я, - мы обязательно возьмем с собой в палатку всё имеющееся в нашем распоряжении оружие: ножи, топор и, на всякий случай, цепную пилу». Посидев у костра еще немного, мы отправились спать. Забравшись в спальники, мы почувствовали, что необитаемый берег, который поначалу нам не понравился, не так уж плох. В палатке, стоявшей на пышной траве, было мягко и тепло как на сеновале.

Сегодня мы прожили нелегкий, насыщенный эмоциями и впечатлениями, день. Позади остались тридцать километров реки. Завтра нам предстояло плыть по водохранилищу, в котором практически нет течения. Нас ждала тяжелая физическая работа, перед которой нужно было хорошо отдохнуть. К тому же план аварийного схода с маршрута «сдулся». МТС-овской симки у Сергея не оказалось. Он потерял ее здесь, на берегу, а может быть забыл взять из дома. Вызвать Эдика на трассу нам не удастся, поэтому надо будет плыть туда, где будет связь – в Нязепетровск, до которого оставалось двадцать километров.

…Сквозь сон я слышал, как по палатке барабанит редкий дождик. Где-то вдалеке гремел гром. Открыв глаза и прислушавшись, я заключил, что гроза бушует в трех километрах южнее нас, и движется с востока на запад. Накануне похода  интернет предсказывал на воскресенье северо-западный ветер. Это был не очень хороший прогноз, так как ветер обещал дуть нам навстречу, мешая плыть, но направление движения грозы указывало, что интернет ошибся, и удовлетворенный своей наблюдательностью я уснул. Время показало, что радовался я рано.

Тишину пронзил резкий и очень громкий звук, похожий на лай собаки. Казалось, что собака гавкнула на немецком языке. Открываю глаза. Рядом со мной сидит и вслушивается в тишину Сергей. Лай с немецким акцентом прозвучал второй и, через равные промежутки времени, третий раз. Мы поняли, что это какая-то крупная птица пролетела над нашей палаткой, усладив слух двух усталых путников своим райским пением. Успокоились, поворочались, и снова заснули.

Встали рано. Утро встретило нас чистым небом и тихой погодой. Река парила. Было свежо, но не холодно. Для того чтобы умыться надо было пройти к реке через камыши, утопая по колено в болотной жиже. Мы предпочли остаться неумытыми. Не выходя из режима строгой экономии воды, попили горячего чаю, и снялись с якоря. Сегодня все было совсем не так как вчера.

Над нами стояло безоблачное небо, украшенное ярким солнцем. Мы плыли по широченной реке, больше похожей на извилистое озеро, посреди которого торчали скелеты сухих деревьев. Правый берег украшали высоченные гранитные скалы, а левый сплошь был покрыт лесом. Мимо нас шныряли рыбаки на моторных лодках. Наш катамаран на фоне этого гигантообразия казался утлым суденышком каботажного флота, которое боится открытого моря, и потому жмется к берегу, что, впрочем, было недалеко от истины. Останки деревьев, торчащие из воды, свидетельствующие о том, что еще совсем недавно на месте водохранилища шумели леса, не предвещали нам ничего хорошего. Перспектива напороться на сук посредине акватории и утопить вещи не прельщала нас. Поэтому мы старались не отходить далеко от берега. Но пересекать водохранилище все же приходилось для того чтобы сократить путь в резких изгибах реки. Да и прижиматься к отвесным скалам, растущим прямо из воды, было, в общем-то, бессмысленно. Не раз мы останавливались, чтобы поговорить с рыбаками. (в воскресный день их было много). Все они жаловались на отсутствие клева. Совсем скоро мы поймем, почему рыба не желала входить в контакт с рыбаками.

Над рекой подул легкий летний ветерок, направление которого, предсказывал интернет, несправедливо обвиненный мной в некомпетентности, прошедшей ночью. Дуя в лицо, он бодрил нас, спасая от жары. И поначалу это было даже приятно, потому что питьевая вода у нас уже закончилась, а заходы в устья пересохших речек, некогда впадавших в водохранилище, в надежде восполнить её запасы, никаких результатов не давали.

Из-за отсутствия питьевой воды мы стали задумываться о сходе с маршрута. Но сделать это где попало, было невозможно. Правый берег, на который мы должны были сойти, представлял собой сплошную череду крутых гор и отвесных скал. На карте мы нашли пляж, с которого на трассу уходила лесная дорога. Карта обещала, что дорогу эту пересечет небольшая речка, и этот факт помог нам принять окончательное решение. Пусть у нас не будет связи на трассе, но, за то, остановившись в лесу, у речки, мы и попьем, и пообедаем, а на шоссе может, кто-нибудь, из добрых людей, нас подберет. К этому времени за нашими плечами осталось семь километров, до пляжа оставалось еще три. Мы налегли на весла, еще не подозревая о том, что эти три километра по физическим затратам будут сопоставимы с тридцатью, пройденными вчера.

Встречный ветер постепенно набирал силу, и грести становилось все трудней, а отдыхать мы не имели возможности. Во-первых, стоило нам вынуть весла из воды, как ветер относил нас назад. Во-вторых, ветер застиг нас в крайне неудобном месте. К правому берегу пристать невозможно – сплошные горы, а левый мог оказаться западней, потому что в случае ухудшения погоды мы могли оказаться отрезанными от трассы. Поэтому мы гребем, не обращая внимания на ветер. Проходим последний изгиб реки, открывающий финишную прямую. Мы уже видим пляж, но как до него доплыть? Ведь ветер превратился в шквал. Волны достигают полуметра в высоту, а может и больше. Кто их мерил-то? Теперь, для того чтобы толкать катамаран вперед необходимо интенсивно грести, не останавливаясь ни на секунду. До пляжа оставалось не более 200 метров, но плыть вперед мы уже не могли. Штормовой ветер стал сильнее нас.

Прижавшись к скале, мы закрепились, уцепившись за ветки какого-то куста, и стали думать, как быть дальше. Решили, что надо дать ветру отнести нас назад, к устью реки Красная, образующей довольно большую бухту, и спрятаться в ней от ветра, а если склоны берегов позволят, то и сойти на берег. Так и сделали.

В бухте ветер был намного слабей. Мы причалили. С трудом затащили катамаран на крутой берег. Не спеша собрались, успев, даже, подсушить промокшие от брызг вещи, и пошли. Перевалив через гору, мы оказались на том самом пляже, до которого не смогли доплыть. Там мы встретили рыбаков, которые поделились с нами питьевой водой, и указали дорогу к трассе. И мы и рыбаки теперь знали, почему с утра не было клева. О предстоящем ветре рыба знала заранее. Интересно, откуда? Ведь в реке нет интернета.

Идем по лесу. Навигатор подсказывает, что речка, на которую мы возлагаем надежды, уже близко. Но мечтам об обеде и чае сбыться не суждено. Вместо реки мы видим  сухой овражек. До шоссе осталось не более трех километров. Глотнув, подаренной рыбаками, воды мы двинулись дальше. Через час трасса была у наших ног.

Связи не было. Водил, желающих подобрать двух горе – путешественников, тоже. Мы пожевали бутерброды, допили остатки воды и стали ждать «у моря погоды». Вдруг из моего кармана донеслись знакомые звуки. Телефон жадно глотал одну эсэмэску за другой. Казалось, что очередной порыв ветра забросил в телефон, сообщения, давно скитавшиеся по коммуникационным сетям, в поисках своего адресата, и улетел, снова оборвав связь с миром. Однако в мозг было посеяно зерно сомнения: связь где-то здесь. Она играет с нами в прятки, но мы должны ее найти. Пошарив взглядом по окрестностям, заметили на другой стороне шоссе дорожный знак, усевшийся на стальную трубу, вкопанную в землю. Подхожу к металлической конструкции вплотную и… вижу, как на дисплее телефона всплывают три  штриха, «ожившей» антенны. …Через сорок минут мы мчались в Тойоте Эдика, и глушили минералку.

В Верхнем Уфалее, попрощавшись со своим спасителем, пересели в свою машину, и поехали домой, заполнив, по дороге, всю нашу тару водой из уличной колонки. Одна бутылка прокаталась в багажнике моей машины до самой зимы.

Ехали молча. За лобовым стеклом ярко светило, медленно, плывущее на запад, солнце. Гудел кондер. Никаких мыслей в голове не было. Если бы кто-нибудь, в тот момент, спросил меня: зачем тебе это нужно? Я бы не смог ничего ответить. Впрочем, и сейчас я вряд ли смогу найти рациональный ответ на этот вопрос. Это все равно, что спросить: в чем смысл жизни? Да, не в чем. Просто нужно жить.

Эпилог.

19 августа 2012 года в девять часов вечера в свою квартиру ввалился усталый, небритый человек с рюкзаком за плечами. В одной руке он держал сложенную раму катамарана, в другой пакет с бутылкой пива и связкой бананов. Сняв рюкзак, он вынул его содержимое, и развесил на балконе. Разделся, принял душ, и выпотрошил брюхо холодильника. Открыв бутылку с пивом, человек разложил на столе карту. В его голове зрел очередной план сплава.

Группа: 
Вид туризма: 
Период материала: 
Регион: 

Комментарии

Хорошо пишете!
Тургеневское напоминает... или - пришвинское?
Только, катамаранов в те времена, не припомню, а так бы и ОНИ поплыли :-)

Спасибо.
Если честно, я не претендую на писательские лавры. Просто хотется придать отчетам нескушный вид.

Да, по-олноте, Вам, батенька... :-) :-) :-)
Сказано Вам - тургенево, значит - пришвино!
У меня, вот, после ''Тет-а-Тета '', чегойто - неурожай, блин... всё подлещики какие-то, даже стыдно выкладывать :-)

РекУ и Тайгу и Камень, ведь, любить надо...
Только тогда они приносят удовольствие и себе лично, и - людям, которым вы про них рассказываете.
Так, что - дерзайте!

Так, это вы автор ТЕТ-А-ТЕТа))))))))))))))))?! Я, чей-то, сразу не сопоставил.
Блин..., захватывающее чтиво! Два дня я вчитывался в ваш рассказ, и тихо завидовал. Честно сказать, это он подтолкнул меня выложить свои на сайт.
Андрей, жду с нетерпением ваших новых рассказов. Судя по масштабам ваших походов, они не могут быть не интересными.

Мой ноутбук пал в неравной схватке с моими любимыми дьяволятами (детьми)...
А там - адреса, пароли, явки... :-) - ''...портсигар серебряный, отечественный - три штуки, куртка замшеваая...- тоже три... :-) :-) :-)
Хорошо хоть сообщения с этого сайта (кстати - самого любимого во всём инете) до сих пор приходят на почту телефона.
Вот и приходится ''партизанить'', то с древнего смартфона, то - с, не менее древнего, планшета :-)
Но вы, ребята, не переживайте - я всегда рядом (не помню из какой игры: - Я слежу за тобо-ой! :-) :-) :-) )
Пользуясь случаем, хочу передать привет Грише Макееву и слова огромной благодарности за помощь в написании той самой статьи: -...как это трафика не хватает?!! Да быть такого не может! - это делай вот так, а это вставляй сюда... :-)
С УВ. Тот Самый :-) :-) :-)

Тот Самый! Рада видеть! Жду с нетерпением новых рассказов о походах!

Спасибо, с наступающим Вас!

Благодарю!)

Никогда не была на сплаве к своему позору...впрочем, много чего еще не случалось в моей жизни) Надеюсь, что всё впереди и всё только начинается)

Оля, я вот почти уверен, что этой весной, когда вскроются реки и на нерест пойдёт жЫЫЫрная щука ( ну это от икры, в смысле ) , Вы возьмёт у соседа напрокат резиновую лодку на три дня, кинете в рюкзак три банки тушняка, с десяток бичпакетов, триста рублей денег на обратную дорогу... доедете до ближайшего моста через неизвестную вам речку, нахрюкаете лягушкой сплавсредство и поплывёте, куда пескарь мальков не гонял. Ночевать вы умеете, плавника, для костра, я вам обещаю много...
Но! Самое главное - на это не надо ни у кого спрашивать разрешения! Можно даже детский круг на себя натянуть если плавать не умеете :-) :-) :-) - нехай все идут на... лесом!

Тот Самый :)), я прям картину маслом представляю уже)) правда не совсем поняла как это " нахрюкаете лягушкой сплавсредство"...но прочитав недавние рассказы ТМЮ, кажется потихоньку вникаю в суть вопроса)
А что то, что плавает в реке еще и горит???